Адольф Дистервег Руководство К Образованию Немецких Учителей

Правила обучения, касающиеся учителя. Преподавал физику и математику, занимал должность директора учительской семинарии.

Стремился к объединению немецкого учительства: в 1. Выпускал педагогический журнал. После подавления революции 1. До конца жизни вел прогрессивную общественно- педагогическую деятельность. Умер в 1. 86. 6 г., заболев холерой. IV. Правила обучения, касающиеся учителя.

Friedrich Adolph Wilhelm Diesterweg) ДиС. Аннотация:«Руководство к образованию немецких учителей» Дистервега, написанное в 1835 году - произведение, не имеющее себя равных в сжатости. Информация об авторе: Фридрих Дистервег. Фридрих Вильгельм Адольф Дистервег (1790-1866) – великий немецкий педагог. Руководство к образованию немецких учителей (фрагменты). Опубликовано 20.04.2016 - 22:27 - Щелкалина Наталья Владимировна. Фридрих Адольф Вильгельм Дистервег (1790-1866) – немецкий педагог, либеральный политик. Почетное звание «учитель немецких учителей» Адольф Дистервег получил при жизни. В своей работе «Руководство к образованию немецких учителей» Дистервег заметил, что учащийся « всего должен достигнуть сам. Фридрих Адольф Вильгельм Дистервег (нем. Friedrich Adolph Wilhelm Diesterweg) — немецкий педагог, либеральный политик. Дистервег настойчиво выступал за светскую школу и невмешательство церкви в образовательный процесс, выдвинул требование единой народной.

Здесь речь идёт не о всей жизни и стремлениях учителя, не об общих качествах учителя- воспитателя: его честности, нравственности и т. Старайся сделать обучение увлекательным! Понятно, что мы охотно занимаемся тем, что нас увлекает, потому что чувство удовольствия связано у человека с возбуждением его внутренних духовных сил.

Поэтому, если мы желаем завладеть нераздельно вниманием собравшейся толпы, приковать его к себе, мы должны внушить ей живой интерес, заинтересовать её своей личностью или своим способом изложения предмета, что опять- таки проистекает из стремления личности вызывать интерес или быть интересной. Для учителя же способность делать обучение интересным представляет ещё особенный интерес, так как ученик приобретает благодаря этому свободное влечение к истине, к добру и красоте и охотно занимается этими высокими предметами. Потому мы спрашиваем, как сделать обучение интересным, и отвечаем. Как же может юношество не чувствовать потребности видеть в разнообразных положениях и видах один и тот же учебный предмет? Прежде чем ребёнок научится писать самую простую букву, он должен её написать тысячу раз.

Подумайте, учителя, что для этого требуется! Поэтому заботьтесь о разнообразии, изменении и перемене! Гораздо важнее живость, подвижность, бодрость учителя, его естественная любовь к преподаванию и занятиям с детьми, его радость при успешности даже слабых попыток и т. Мы видели, что искусство обучения заключается не в умении сообщить, но в умении возбуждать, будить, оживлять. А как же можно возбуждать без возбуждения, пробуждать дремлющее без самодеятельности, оживлять без жизни?

Только жизнь порождает жизнь; от смерти исходит лишь смерть. Поэтому усвой как можно больше бодрой живости!

Последняя заключается не в суетливости, не в бесконечном размахивании руками, не в гримасах и мимике. Это духовная жизнь, которая, разумеется, также отражается на лице, на всем внешнем облике и в жестах. Некоторые люди в этом отношении необыкновенно щедро одарены природой. Поэтому каждый учитель, сохранивший способность к дальнейшему образованию, может успешно совершенствоваться в приобретении подлинной живости. Она достигается путём наблюдения людей, отличающихся полнотой духовной жизни, и общения с ними, благодаря правильному и упорядоченному образу жизни (потому что многое зависит при этом от тела), не лишённому, однако, оживляющего разнообразия. Она вырабатывается посредством общения с детским миром и проникновения в его мысли и суждения и, наконец, через высшее религиозное уразумение цели бытия и мысль о провидении, призвавшем человека быть деятельным, пока существует мир.

Если не принадлежишь в этом отношении к числу людей, щедро одарённых природой, то старайся совершенствоваться в этом насколько можешь! При помощи доброй воли и желания можно достигнуть не всего, но очень многого. Кто способен приковать к себе внимание слушателей, тот их властелин.

Где начинается скука, прекращается внимание, а следовательно, и образование. Во- первых, любовным отношением к последнему: любовь учителя к предмету передаётся ученику; во- вторых, тем, что предполагаешь охоту к учению в ученике во время учения; в- третьих, что само собой разумеется, — дидактическим изложением предмета; в- четвёртых, и главным образом, — возбуждением у ученика чувства и сознания, что он кое- что знает и умеет, что он продвинулся вперёд.

Руководство к образованию. Отсюда видно, как много зависит от самого учителя и как нужно строить образование учителей, чтобы воспитывать свободную нацию. Фридрих Адольф Вильгельм Дистервег. В 1835 году вышел в свет наиболее известный из трудов Ф.А.В.Дистервега - «Руководство к образованию немецких учителей». Важнейшим моментом в воспитании детей Адольф Дистервег считал развивающее обучение и саморазвитие учащихся.

Радостное сознание знания и умения! Великие знатоки человечества и юношества! Вы, взрослые люди, никогда не можете радостно действовать, успешно продвигаться вперёд и с удовольствием наслаждаться жизнью и бытием без признания и уверенности в успехе, — а от этого должен отказаться ребёнок, мальчик, юноша? Кто этого требует, не знает человеческой природы, является варваром. Он постоянно возвращается к выученному, снова заставляет над ним упражняться, применяет на последующих ступенях то, что выучено на предыдущих, даёт ученику на каждой остановке обзор уже пройденного, так как для него это важнее изучения нового.

Так пробуждает он в ученике живительное чувство приобретённой силы. Кто приобрёл это чувство, не нуждается ни в каком другом побуждении к прилежанию. Он любит учителя, школу, предмет, а когда покидает школу, у него сохраняются полученные им там стимулы. Углубиться в предмет, быть им поглощённым — значит вновь обрести самого себя. Я нашёл источник этой силы в энергии и решительности воли, одним словом, в силе характера учителя.

При нерешительности, нечёткости, отсутствии мужественности нельзя создать в какой бы то ни было области что- либо достойное внимания современников. Следовательно, было бы величайшим заблуждением полагать, что при шаткости убеждений, неясности чувств и отсутствии воли можно превратить глупость юношества в рассудительность, неловкость в искусство, рассеянность во внимание, невежество в образование. Это могло бы иметь место, если бы молодёжь сама по себе достигала остроты мышления, нравственной силы, энергии, воли! Но эти свойства не приходят сами собой, их нельзя от кого- нибудь получить или вымолить; они должны приобретаться путём напряжения всех сил. Поэтому здесь речь идёт не о бездеятельном или отрицательном, но о решительном, положительном действии.

Они воображают, что эти качества могут привести к дерзости, отсутствию скромности и даже неверию. Кто способен высказать такие взгляды, только обнаруживает недостаток нравственной силы, поверхность мышления и неумение видеть всё великое и благородное в человеческой природе и окружающем мире. Мы же, напротив, почитаем вместе со всеми стремящимися вперёд людьми только решительность, храбрость, мужественность, самодеятельность, поставленную на службу истине и добру. Плодом его деятельности является устойчивое напряжённое внимание, которое проявляется во взгляде учеников, в их внешней выправке, хорошо развитой речи — одним словом, во всём. А ведь эти качества особенно необходимы человеку в водовороте жизни, от которого никто не в силах уберечься, даже если бы он обладал богатствами Креза. Эти качества учителя являются истинными, единственно успешными, делающими излишними сотни всяких фокусов и ухищрений, дисциплинарными средствами.

Они воплощаются в дисциплинарной дидактической силе учителя, которая является плодом сильного характера. Заставляй ученика правильно устно излагать учебный материал! Следи всегда за хорошим выговором, отчётливым ударением, ясным изложением и логическим построением речи! Ввиду того, что излагаемые нами в этом разделе дидактические принципы относятся к деятельности учителя, то этому правилу тут как будто не место. Но так как оно чрезвычайно важно и его выполнение должно быть обеспечено учителем, мы помещаем его здесь же. Ученик должен излагать всё усвоенное без всякого исключения, устно собственными словами(СНОСКА: «Свои мысли учитель не может мне внушить, передать; мои мысли он может и должен будить своими словами: это будут, таким образом, мои, а не его мысли. Слова — только орудия, я должен научиться ими владеть собственными силами, по- своему, в противном случае я ничему не выучился.

Следовательно, лучшим пробным камнем служит способность воспроизвести выученное, изложить самостоятельно, собственными словами» (Гердер. Это требует неистощимого терпения, постоянного внимания к ученику: не только к содержанию его речи, но также к форме и способу изложения. Вредная привычка — заставлять ученика больше слушать, чем говорить. Мы требуем от учителя добровольного участия в трудном деле, неизбежного при этом самоотречения и самопожертвования. Это не пустяки; это нелегко — мы хорошо это знаем. В особенности это трудно для подвижных, живых, темпераментных учителей.

Последние обосновывают свой неправильный образ действий тем, что иначе дело подвигалось бы вперёд слишком медленно; они ссылаются на то, что ученики слышат хорошую речь, когда говорит учитель. Но действительно ли ученики подвигаются вперёд только слушая? И учатся ли ученики для школы или для жизни? Впрочем, подобные оговорки не заслуживают даже опровержения.

Следующие положения являются для нас непоколебимыми истинами. Ученик знает хорошо только то, что умеет правильно выразить(СНОСКА: Первая ступень усвоения: понимание того, что излагает другой, хода мыслей другого; вторая: воспроизведение этого про себя мысленно и словами; третья: громкое, связное изложение вслух, высшая ступень: способность укреплять в других тот же ход мыслей посредством вопросов. Наши ученики должны быть доведены до третьей ступени; четвёртая свидетельствует об искусстве учителя и истинного катехизатора). Страдающие словоохотливостью — самые худшие из всех. Я знал одного учителя, который за несколько часов преподавания не говорил и десяти предложений, ученики же наоборот — сотни их.

То был настоящий учитель. Вредная привычка — заговаривать учеников до одури, обрекать их на вечное слушание(СНОСКА: Теологи — «рабы слов» — обыкновенно в этом всех превосходят. Они не могут сдержаться, они любят укорять, увещевать, распекать.

Если бы только наша славная молодёжь стала от этого умнее и лучше!). Они должны, конечно, научиться внимательно слушать, и они учатся этому во многих наших школах при живом увлекательном преподавании. Но правильная речь самих учеников важнее этого; она также бесконечно важнее, чем правильное писание. И последнему они должны учиться, но мы сотни раз слышим, как человек говорит, прежде чем прочтём, что он написал. Провинциализм служит признаком недостаточного образования, по крайней мере в тех случаях, где он проявляется редко. Нужна также отчётливая дикция, присущая сильным людям и обязательная в школе, где должна укрепляться сила и где каждый должен слышать всякое сказанное слово.